Дизайн-студия Андрея Устюжанина
www.photodreamstudio.ru
ФОТО-САЙТ АНДРЕЯ УСТЮЖАНИНА
НАБЕРЕЖНЫЕ ЧЕЛНЫ, ТАТАРСТАН, РОССИЯ
ENGLISH (in progress)
Деревянные головоломки и игрушки
основные разделы нашего сайта
РЕПОРТАЖ * 3D ГРАФИКА * ЖИВОПИСЬ * ART-PHOTO * ЛИТЕРАТУРА * МУЛЬТИМЕДИА
ДНЕВНИК НАЧИНАЮЩЕГО СУДОМОДЕЛИСТА:
ФОТО, КОМПЬЮТЕРНАЯ ГРАФИКА, ВПЕЧАТЛЕНИЯ И НЕ ТОЛЬКО...
кARTинки
ART-Photo

01.09.2013.
Крымская кругосветка
Репортаж об автобусном туре по Крыму в галерее "Крымская кругосветка"

Другие новости.
20 762 картинок:
 



МАРШ-БРОСОК В КАЗАНСКУЮ ИСТОРИЮ

"БЛАГОДАТНЫЙ" ПАВЕЛ ЯВИЛСЯ…

Влюбленный в военные парады, из всех музык предпочитающий барабанную дробь, а из всех благовоний - запах пороха, Павел I прибыл в Казань в 1798 году с целью осмотра войск оренбургской военной инспекции, в которую входили части, расположенные в Казанской, Уфимской, Пермской, а также Оренбургской губерниях. Свита у Павла была грандиозной, говорят в кортеж входило до 400 лошадей, и царская процессия растягивалась на сотню метров!

Говорят, когда Павел въезжал в парадной карете через Спасские ворота в Кремль, и гренадеры пальнули из всех мушкетов, то лошади с испугу рванули и понесли императора к Тайницкой башне, откуда вывезли его вон! Пришлось вновь возвращаться. В Благовещенском соборе он приложился к святым иконам, а затем отбыл в приготовленную для него квартиру генерал-майора Алексея Лецкого (улица и сад Лядского в его честь!).

Императору по его распоряжению отвели "по-солдатски" скромные хоромы: двухэтажный деревянный особняк из свежевыструганной сосны на самой окраине города у Арского поля (приблизительно здесь стоит Дом актера). Вставал он с петухами, обливался специально для этой цели привезенной родниковой водой. На завтрак себе требовал того же, что подают солдатам. И подавали! Яиц перепелиных дюжину, круг лифляндского сыра, французскую булку и кофий с лимоном. После чего он выходил к полкам, осматривал ближние ряды, остальных озирал в подзорную трубу. Это происходило в мертвой тишине с полчаса. Высмотрев несчастную жертву, он приказывал ее высечь перед строем, иногда и сам рукоприкладствовал. Раздражало Павла I, прежде всего, "неуставное" выражение лица, ухмылка, кашель… После строевой, стрельб, штыковой атаки и рукопашного боя разборки шли по полной программе. Провинившиеся офицеры выстраивались в одну очередь, солдаты - в другую. В Казани двоим офицерам Уфимского батальона "за скотское пианство" пришлось перебираться в соседнюю очередь.

Объективности ради скажем, что и награждать он любил. По свидетельству подполковника Льва Энгельгардта после окончания учений Павел I пожаловал полковнику Ланжерону орден Святой Анны 2-ой степени, а меня подозвал к себе и приказал встать на колено, после чего вынул из ножен шпагу, три раза сильно ударил по эполетам и пожаловал ее".

Как сообщает краевед Николай Загоскин, все эти три дня вечерами у дома, где остановился император, проходили народные гулянья в садах. В дом особыми повестками от двора приглашались представители дворянства, купечества и мусульманства. Одаривали Павла всем, чем богата казанская земля: сафьяновые сапоги и тапочки, охотничья сумка и патронташ, лисья шапка на манер башкирской, суконный башлык, да душистое мыло семи запахов…

Утром последнего дня Павел участвовал в закладке собора Богородицкого монастыря. По окончании торжеств Павел Петрович был благословлен иконою Казанской Божьей Матери и сопровождаемый сыновьями и свитою направился на берег Волги. Отсюда на баркасе он переправился в Верхний Услон, откуда проследовал в Санкт-Петербург.

Уроженец нашего края - поэт Гавриил Державин так выразил свои чувства по поводу посещения Казани Павлом I:

Звучи, о арфа, ты все о Казани мне:
Звучи, как Павел в ней явился благодатен;
Мила нам добра весть о нашей стороне,
И дым отечества нам сладок и приятен…


СОЛДАТСКИЕ СТАНДАРТЫ

Сегодня много говорят о здоровье призывников, а точнее об его отсутствии. Какие-то худосочные пошли, мелковатые, одним словом - не кондиция! Такое впечатление, что в пруду всю крупную рыбу выловили, остались мальки да головастики…

Интересно, что при Петре I в армию брали новобранцев ростом никак не меньше 170 см, (речь совсем не о гренадерах элитных полков), при этом во Франции довольствовались - 160 см, а в Германии и вовсе - 156 см.
Здоровье молодого человека, прежде всего, определял его внешний вид - парень должен был иметь "правильные отношения туловища к конечностям, здоровый цвет лица и ясныя глаза", а также крепкие зубы, которые могли бы "ломать репу" (противнику, наверное?). Еще у него должны были быть "кожа без пятен и волдырей, красные губы, розовый язык, звучный голос, малый живот".
Но зачастую проверяли новобра6ца по-народному: наливали жбан браги (градусов десять-двенадцать) и затем наблюдали…

В Казани распределение новобранцев по полкам происходило у стен Кремля. От каждого полка приезжала делегация для отбора солдат. Высокие шатены с правильными носами шли в Преображенский полк, блондины - в Измайловский, рыжие исключительно уходили в Московский (в народе их прозвали "жареными раками"), высоких брюнетов со стройной фигурой - в кирасирские полки, с усами - в гусарские, с бородой - в "вензельные" роты гвардейских полков, где они таскали на парадах тяжелые бунчуки, стяги и полковые орденские регалии. Великанов с широкой грудью брали в гвардейский флотский экипаж. И все это происходило без всякой ознакомительной беседы, чисто на глаз! При этом каждого новобранца хлопали по плечу, тыкали в живот, щупали за нос, засовывали пальцы в рот, оттягивали веки и даже… штаны.

В праздники солдат строем водили в церковь, там они стояли шеренгами. У каждого гвардейского полка была своя любимая церковь. Там делалось все по команде: "на колени!", "молись!" (при этом назывались имена святых) "встать!" и т.д. По схожей схеме происходило посещение домов терпимости, из казны на это нехорошее дело отпускалось по 40 копеек на каждого солдата в месяц, и официально эта акция именовалась "днем облегчения"! Позднее изобрели бром…

Глубокий отпечаток на внешний облик дореволюционной Казани, ее жизнь и быт накладывало то обстоятельство, что в городе был расквартирован Каргапольский драгунский полк (ныне в "этих квартирах" расположилось танковое училище), а также было много военных учреждений. Девушки, должно быть, млели, а папы немели!

ЛЮБОВЬ И ШПИЦРУТЕНЫ

В основе рассказа "После бала" лежит сюжет из жизни брата Льва Толстого Сергея. Варенька Б., героиня рассказа, была списана им с казанской красавицы Хвощинской, в которую, будучи казанским студентом, Сергей был по уши влюблен. Вот что сам о себе он говорил (или наговаривал?):

"Был я очень веселый и бойкий малый, да еще и богатый. Был у меня иноходец лихой, катался я с гор, с барышнями в Русской Швейцарии (ныне парк Горького) напропалую кутил с товарищами. Главное же мое удовольствие составляли вечера и балы. Частенько компанию мне составлял мой братец, большой охотник до разного веселья…".

В здании казанской Ратуши на площади Свободы до революции находилось Дворянское собрание. В роскошном зале, куда ведет чугунная лестница с двумя бронзовыми китайцами-светильниками по бокам, по праздникам давали балы. Именно здесь герой рассказа, прячась за колонну, наблюдал действие будущего хрестоматийного рассказа:

"Видно было, что он когда-то танцевал прекрасно, но теперь был грузен, и ноги уже не были достаточно упруги для тех красивых и быстрых па, которые он старался выделывать. Но он все-таки ловко прошел два круга. Когда же он, быстро расставив ноги, опять соединил их и, хотя и несколько тяжело, упал на одно колено, а она, улыбаясь и поправляя юбку, которую он зацепил, плавно прошлась вокруг него, все громко зааплодировали…"

Papa Вареньки Б. был "срисован" с начальника казанского гарнизона Андрея Петровича Корейши. Во время экзекуций он "постоянно побуждал солдат бить преступников сильнее, до кости!" Так, в 1846 году, он засек до смерти рядовых Быкова и Чайкина - за самоволку.

Лев Толстой не мог не знать о такого рода изуверствах - "сквозь строй" прогоняли под самыми окнами дома Киселевских, в котором у своей тетки жили братья Толстые (на месте проведения экзекуции ныне разбит сквер Толстого). Кстати, рядом жил и сам полковник - дом его стоял на том самом месте, где сейчас главный корпус Технологического университета.

"Когда я вышел в поле, где был их дом, я увидел в конце его, по направлению гуляния, что-то большое, черное и услыхал доносившиеся оттуда звуки флейты и барабана. В душе у меня все время пело, и изредка слышался мотив мазурки. Но это была какая-то другая, жесткая, нехорошая музыка. И я увидел, как он своей рукой в замшевой перчатке бил по лицу испуганного малорослого слабосильного солдата за то, что он недостаточно сильно опустил свою палку на красную спину татарина…"

Надо сказать, что каким-то диким это наказание в то время не казалось. Особо чувствительные, конечно, возмущались, мол, "в Европе давно уже мсье Гильотен придумал хитроумную машинку, а мы, азиаты, все еще больно некрасиво поступаем со своими гражданами, которые заслужили лучшей участи! Даже, те же татары…".

Но после выхода рассказа "После бала" Военное ведомство испустило высшему офицерскому составу Рекомендацию: "При проведении дисциплинарных экзекуций среди своих подчиненных, требовать присутствия полкового лекаря для оказания помощи на месте, не допуская тем самым летального исхода наказуемого". Сработало!

ЧЕСТЬ ОТДАВАТЬ МОЛОДЦЕВАТО!

Уже после революции, когда в стенах роскошного особняка (ныне здесь находится ИЗО-музей РТ) разместилась больница, с потолков поотбивали лепнину, сняли пудовые люстры, одним словом, объявили войну роскоши, которая когда-то окружала хозяина дома генерала Сандецкого - командующего войсками Казанского округа.
Сам же генерал был по натуре аскет. Среди офицеров поговаривали, что роскоши он чурался, презрительно называл гражданских "штафирками", ел грубый походный харч и спал 4 часа в сутки - под грубой шинелью, как Наполеон!

Слухи слухами, но доподлинно известно, что генерал был страстный коллекционер оружия и портретов русских императоров, слыл поклонником Александра Суворова и монархистом до мозга костей. Лишь однажды он изменил своим спартанским привычкам. Генерал Сандецкий устроил пышный прием Великому Князю Михаилу Романову. Трапезный стол занимал три залы. Французское шампанское стреляло в канделябры с маленьких лафетов. Из подвешенных патронташных сумок - лядунок - свисали цветы…
Из многочисленных блюд упомянем лишь диковинные: отбивные под названием "Пушечное мясо" и запеченную куропатку, язвительно названную "Генерал Куропаткин", видимо, за то, что оный генерал сдал японцам Порт-Артур!

После романсов и мазурок Великому Князю был сделан презент: "Геральдический щит высотой в аршин, с изображением атрибутов царского достоинства, собранный из крылышек жуков и бабочек, обитающих в Казанской губернии".

Бог не дал генералу сына, и тогда свою единственную дочь он наряжал в форму Пажеского корпуса: в мундир с поперечными галунами, с белой портупеей и каску немецкого образца с золоченым шишаком. Проявляя странную любовь, генерал учил девочку печатать шаг в гулких залах дворца, держать "фрунт" и, пугая домочадцев, кричать: "Здравия желаю, Ваше сиятельство!"

Кавалерист-девица к ужасу maman играла настоящей шашкой и пугала гувернанток дуэльными пистолетами.
В старых газетных подшивках я разыскал два "привета" от генерала:

Из Приказа войскам Казанского Гарнизона датированного февралем 12 дня 1907 года.

"Встречаю на улицах города нижних чинов, одетых разнообразно: одни ходят в мундирах, другие - в шинелях внакидку. Последняя форма не установлена.
Предлагаю строго соблюдать главное однообразие в форме одежды. Коменданту каждый раз испрашивать моих указаний о переменах в форме одежды и точно исполнять ст. 28 Устава Гарнизонной службы. Господа офицеры ходят в шинелях нараспашку. Этого не допускать!
Не дозволяется нижним чинам ходить в садах, по бульварам и в местах народных гуляний.

(В Державинском саду, что был разбит на месте нынешнего Оперного театра им. М. Джалиля, при входе красовалась табличка: "Вход солдатам, цыганам и гражданам с собаками - воспрещен!" - прим. автора).
Не увольнять в город нижних чинов без крайней в том нужды. Позаботиться, чтобы у себя в казарме они нашли все, что им необходимо как для службы, так и для отдыха.
В день своего приезда в Казань, я встретил несколько нижних чинов даже на вокзале, среди толпы, к тому же одетых не по форме. Никто не подумал об удалении их отсюда! На будущее время встреченных одетыми не по Уставу буду отчислять в войска, а на офицеров налагать штрафные взыскания. Честь нижние чины отдают вяло, не молодцевато. Добиться в самом скором времени исправлений. Не умеющих отдавать честь не увольнять в отпуск".
"Ночью 4 марта 1917 года ротой солдат во главе с поручиком Колчиным был арестован командующий войсками Казанского округа генерал Сандецкий и препровожден на гауптвахту".

Прощайте, мой генерал!


Адель Хаиров
monres@yandex.ru


ДРУГИЕ ТЕКСТЫ






TopPhoto.ru - рейтинг фоторесурсов         Фотобизнес и фотоискусство в России и СНГ - fotoinfo.ru     Рейтинг Сайтов НОВОСЕЛ.РУ

ТОП Фотосайтов     Республика Татарстан - Каталог сайтов     Tatarstan.Net - все сайты Татарстана    

        Находится в каталоге Апорт     Яндекс цитирования

        Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет